«Механ»: непридуманные истории. Профессор Азбелев: штрихи к портрету

22 февраля 2022 года ижевскому «Механу», сегодня — ИжГТУ имени М. Т. Калашникова, исполнится 70 лет. Официальная история ИМИ-ИжГТУ достаточно хорошо известна: написаны о ней книги и замечательные мемуары, есть в университете документальный архив, большие собрания музейных экспонатов, фотографий и фильмов.

Но 70 лет — это целых 25 567дней! А в каждом из них — великое множество действующих лиц и самых разных событий, из которых и складывалась одна общая судьба, большая жизнь университета. Рассказать обо всех ее героях и обо всем, что было — просто невозможно, но зато можно вспомнить отдельные, известные или всеми забытые, счастливые, удивительные или драматичные истории, в которых, как в капле воды, отразилась вся полноводная река времени*.

Профессор Азбелев: штрихи к портрету

Профессор Николай Викторович Азбелев — одна из самых ярких звезд в истории ИМИ-ИжГТУ. Математик с мировым именем, д. физ-мат наук, профессор, член Научно-методического совета по математике при Минвузе СССР, бюро Методсовета математических кафедр вузов Урала, редколлегии журнала «Дифференциальные уравнения» и ряда зарубежных изданий, «Заслуженный деятель науки РФ» и прочая, прочая... Математическая школа ИМИ-ИжГТУ, кафедра «Прикладная математика и информатика» ИжГТУ — наследница Ижевского математического семинара и кафедры высшей математики ИМИ, которые возглавлял в 50-60 годах Н. В. Азбелев .

Биография его многократно описана, ему посвящены многочисленные статьи и воспоминания учеников, историков науки и краеведов и — не только из Ижевска. Мы напомним только самые главные ее вехи.

Родился Николай в семье военврача в 1922 году. В 20 х годах эпидемиолога Азбелева послали бороться с холерой, и семейство оказалось в Средней Азии. В 1934 г, после убийства Кирова начались массовые выселения «неблагонадежного элемента» из Ленинграда, и Азбелевых направили в Архангельск, затем в Томск.... К счастью, ссылкой все закончилось, и семья приехала в Москву.

Летом 1941-го Николай поступает в МГУ на механико-математический факультет. Близорукий до полной негодности к строевой службе, он проучился два курса, но в 1942 г. был призван в войска ПВО и демобилизован после контузии в 1944 г. Закончить МГУ помешала азбелевская самостийность и озорство. Николай прогулял два месяца занятий и для сдачи экзамена («самому» Келдышу) нужен был допуск. Завучебной частью выдать его отказалась. Недолго думая, он измененным голосом по телефону вызвал завуча «к ректору», заветную бумажку получил от секретарши, да еще рассказывал эту историю всем приятелям. Анекдот дошел до ректората и Азбелева... исключили из университета.

В 1945-ом Николай, заочник МАИ (моторостроительный факультет) и одновременно — конструктор КБ А. А. Микулина предложил оригинальный метод расчета на прочность радиально-упорного шарикоподшипника «многоточечного касания», одним из первых применил метод электрических аналогий к расчету динамики турбин и сконструировал вычислительную машину для расчета собственных частот колебаний валов реактивных двигателей.

Закончив аспирантуру СТАНКИНа на кафедре высшей математики у профессора Б. И. Сегала, он защитил кандидатскую, решив проблему Чаплыгина — Лузина о границах применимости теоремы о дифференциальном неравенстве.

В 1954 году 32-хлетнему Азбелеву предложили работу в оборонном городе, где открывался новый механический институт и «НВ» (как его многие называли) в апреле этого же года приехал в Ижевск. Молодой, талантливый, харизматичный и очень независимый в поступках и суждениях, он уже через месяц после приезда предложил собирать семинар по неравенствам Чаплыгина, которым была посвящена его диссертация.

«Постоянный штат» семинара составляли 25-30 математиков города и заводских инженеров, которые нуждались в прикладных знаниях по математике . Вскоре после Азбелева в Ижевск приехал Зиновий Борисович Целюк, выпускник Казанского университета, специалист по функциональному анализу. (позже— завкафедрой дифференциальных уравнений КубГУ, д. физ-мат. наук, профессор).

Тематика семинара была довольно обширной, появились гости из других городов: аспиранты из Казани, А.Н. Витюк, Л.В.Масловская (Одесса), М.Е.Драхлин (Пермь), В.В. Иваница (Ужгород), И.П.Пустомельников (Львов), И.М.Смолин и др., а ижевчане начали регулярно ездить на региональные и всесоюзные конференции. Кроме основного, действовали методический и спецсеминары (математическая физика и функциональный анализ), устраивались курсы повышения математической квалификации инженеров.

Семинар стал базой мощной научной школы в ИМИ. В 1958 г. была защищена первая, вышедшая из семинара диссертация (З.Б. Цалюка), и потом защиты "семинаристов«следовали одна за другой. Сам Азбелев стал доктором наук («Дифференциальные неравенства») в год своего 40-летия, а из ижевских его учеников — Е.Л.Тонков, В.П. Максимов, В.Я. Дерр, Г.Г. Исламов.

Именно Азбелев задумался о математическом образовании в средней школе — и своего добился, — героический по тем временам поступок. Поначалу в Минпросвещения на него обрушились с обвинениями в «самодеятельности, нарушающей принципы средней школы», предстояло договориться с ижевским начальством, найти учителей и способных ребят... Но в 1962 году первый маткласс появился в школе № 27 (один из первых учеников — А.А. Айзикович, позже — завкафедрой «Прикладная математика и информатика» ИжГТУ(ИМИ), затем —в школе № 30... Первые " математики" закончили школу, и в ИМИ по инициативе Н. В. Азбелева открылась специализация «инженер-математик» на базе специальности факультета ИВТ ...

Тем временем росла кафедра, Азбелев притягивал к себе людей буквально со всех концов страны, и для многих это навсегда определило их жизненную орбиту. Появились выпускники КГУ Г.В. Азадова и Р.Ш. Бикмухаметова, заводчанин из Пензы С.А. Пак (Алма-Атинский госуниверситет) и учитель из Пермской области А.Л. Тептин, Ли Мун Су и И.А. Шпилькин, Л.С. Тихомирова (Ростов).

Первый компьютер в ИМИ уже в 1961 году позволил Азбелеву создать группу по разработке численных методов интегрирования дифференциальных уравнений на ЭВМ, а в1964 г. — институтский ВЦ; затем — студенческий НИИ, ставший в ряд с известными в стране СКВ «Факел» (Новосибирск), «Искра» (Томск).

В 1966 году «Н.В.» уехал в Тамбов, стал первым доктором наук Тамбовского института химического машиностроения, но продолжал поддерживать Ижевский семинар: оставался его"мозговым центром«: следил за успехами и неудачами, переписывался, рецензировал, предлагал идеи, ждал ижевчан и приезжал сам. Позднее из Тамбова вернулись и его ученики — молодые кандидаты наук Е.Л.Тонков и Г.Г.Исламов.

И был потом Тамбовский семинар, кафедра высшей математики ТИХМа, матклассы в Тамбове. И был Пермский семинар, 20 лет руководства кафедрой матанализа и Научно-исследовательский центр «Функционально-дифференциальные уравнения» в ПГТУ. Были блестящие монографии с «элегантными» по выражению специалистов теориями. Н.В.Азбелев и Л.Ф.Рахматуллина предложили новые подходы к изучению функционально-дифференциальных уравнений, на основании которых Пермская научная школа получила результаты, недостижимые при традиционных методах, применяемых с XIX в.

Он продолжал работать, даже перешагнув 80-летний юбилей. Говорил, что не хочет быть «живым трупом» и хочет остаться в памяти коллег деятельным человеком.3 ноября 2006 года Николай Викторович работал над новой книгой. А после обеда его не стало.

Есть его ученики: 70 (!) кандидатов и 9 докторов физико-математических наук. Сотня научных работ, научная школа, и наука математика, где Азбелев остался навсегда.

Безусловный лидер, блестящий ученый и интеллектуал, при всей резкости и даже некоей эпотажности натуры, — выдающийся организатор, прекрасный учитель и педагог, чрезвычайно успешный «рекрутер» в науку талантливой молодежи, основатель математических школ нескольких городов и университетов, многогранный и во многих сферах талантливый человек... Этот список достоинств и редких особенностей нашего героя можно было продолжать долго, и любой из учеников Азбелева сделает это легко. Но мы добавим к рассказам о нем только два по-своему удивительных сюжета, пару штрихов к его портрету...

Из родословной книги...

«Как причудливо тасуется колода! Вот, что значит кровь!», — заметил один шут-рыцарь у Булгакова, и в нашем случае это вполне справедливо.

Тамбовские дворяне Жемчужниковы — ветвь родословного древа графов и князей Разумовских, которые поднялись своей династией из украинских казаков. Среди них- жемчужных дел мастера, декабрист, и прапрадед Николая Викторовича — Михаил Николаевич Жемчужников , действительный статский советник и губернатором, сначала в Костроме, а потом в Санкт-Петербурге. А еще —поэты Алексей и Владимир Жемчужниковы, авторы всем известного Козьмы Пруткова, завещавшего бессмертное: «Зри в корень!». Сестра этих веселых мудрецов Анна Михайловна — родная прабабушка математика Николая Викторовича Азбелева.

С Жемчужниковыми, в свою очередь, породнилась блестящая династия русских морских офицеров Азбелевых. Иван Азбелев в 1883 г. с экспедицией Н. Н. Миклухо-Маклая побывал на Новой Гвинее: на морской карте даже появилась «банка Азбелева», а в честь брата Петра — остров Азбелев (о.Синдо) в Японском море. Петр построил крейсер «Новик», а за изобретение, увеличившее скорость корабля, получил генеральский чин.

Дед «нашего» Азбелева — еще один генерал, Николай Азбелев (1857 — 1912 гг.), профессор Морской академии, впоследствии — инспектор мореходных классов. Cостоял в Русском астрономическом обществе. Наставник великого князя Георгия Александровича, сопровождал его в 1890 — 1891 г. в путешествии на Восток. В 1903 году вышел в отставку в чине генерал-майора по адмиралтейству и посвятил себя литературному творчеству. Автор романов, повестей и рассказов, сотрудничал в журналах «Современный мир» и «Мир Божий»; в последнем опубликовал множество статей о Японии. В составленной им книге «Душа Японии» (СПб., 1905) представлены переложения древнеяпонских танка. Они принадлежат (наряду, в частности, с появившимися в том же году опытами Н. Бахтина-Новича) к числу первых попыток воссоздания японской классической поэзии на русском языке. Вот несколько танка в переводе профессора:

Если бы и хотел я

Сорвать белую хризантему, -

Среди причудливых узоров

Раннего осеннего мороза

Едва ли сумел бы я выбрать цветок.

Осикоти-но Мицунэ (ок. 859 — ок. 925)

Мириады дум возникают в уме моем

При созерцании луны, -

И глубоко грустны эти думы...

Но не для меня только одного

Пришло осеннее время!

Оэ-но Тисато (IX - начало X века)

Жена генерала и литератора Анна Викторовна? (девичья фамилия — Арцимович), основательница общества попечения о молодых девицах начальствовала в известном Смольном институте благородных девиц, ее знал и уважал весь Петербург.

Их сын Виктор в 1905 г. закончил Военно-медицинскую академию в Петербурге, в 1912 г. прошел курс по микробиологии в Берлинском институте Р.Коха, был военным врачом на Дальнем Востоке, а во время Первой мировой — в армии Самсонова; профессор, директор Полярного института бактериологии в Архангельске. Его жена — мать Николая Викторовича — Антонина Федоровна Хлебникова в 1916 г. окончила в Петербурге высшее женские курсы, училась у знаменитого ботаника Комарова, впоследствии президента Академии наук, затем сотрудничала с ним. В 1922 году 15 апреля в с. Базлово Великолукского района Псковской области у них родился сын Николай.

Николай Викторович живо интересовался своей родословной, всю жизнь, например, хранил записную книжку прапрадела- сенатора Михаила Николаевича Жемчужникова и дагерротип Алексея Толстого (достался от братьев Жемчужниковых), — сейчас эта коллекция хранится в Петербуржском Пушкинском доме.

Жизнь чудес полна!

Немногие знали, что с юных лет Николай Викторович, как и его предки, увлекался поэзией, почти 60 лет вел творческие дневники, знал наизусть многие стихи любимого Аполлона Майкова и — писал стихи сам. Благодаря ижевскому поэту В.А. Лешукову, которому довелось беседовать с профессором о поэзии и его книге «Звездные полати» (Ижевск, 2008), мы можем прочесть сохранившиеся в дневниках стихотворения Азбелева.

И медленно над грезящей землею
С волшебными дыханьями весны
Плывут неуловимой чередою
Пленительно таинственные сны.

И мании желания послушный
Несет меня к неведомым брегам
Ночной Зефир дорогою воздушной,
Доступной лишь Поэтам и Богам.
1945 г.

Песенка инопланетянина

Виулэна лиомия ниалия,
Эй лэи, уно моли юлиай?
Эй эли, нилю мина, оуай!
Валиэно иуэлла, инулай.
1949 г.


«Грезы»

Мысль ликует,
Мир прекрасен,
Жизнь чудес полна!
В бесконечность,
В неизвестность
Катится волна.

Брызги, пена,
Небо, солнце,
Облаков узор.
Парус, берег,
Пальмы, город
У подножья гор.

Гавань, мачты,
Замки, парки,
Площадей простор,
Башни, арки,
Своды храмов
Ловит каждый взор.

В отраженьях
Зал зеркальных
Красок дня закат...
Сумрак, тени,
Струны, голос,
Тонкий аромат.

Руки девы,
Перстни, арфа,
Кудри, плечи, грудь...
Тайна счастья в бездне взгляда.
Небо. Млечный путь.

Звезды меркнут.
Ярко вспыхнул
Радостный восход.
Снова море,
Дымка дали,
Синий небосвод.

В неизвестность
В бесконечность,
Катится волна.
Мир прекрасен,
Мысль ликует,
Жизнь чудес полна!

1947 г.

На фотографиях: Профессор Н. В. Азбелев

 рубрике использованы материалы печатных и интернет-СМИ, «Живой книги ИжГТУ», архивы технического университета и Управления по связям с общественностью ИжГТУ имени М. Т. Калашникова

Дата: 09.07.2021