«Механ»: непридуманные истории. «Высокоопытный машиностроитель Федоров»

22 февраля 2022 года ижевскому «Механу», сегодня — ИжГТУ имени М.Т. Калашникова, исполнится 70 лет. Судьба Ижевска, города прикамской «глубинки», в силу оборонной специализации и статуса российской оружейной столицы, всегда была связана с самыми большими событиями всей страны и даже мира. Закономерно, что и «биография» ИМИ-ИжГТУ, — не совсем обыкновенная для провинциального вуза. В жизни института и университета, в судьбах его сотрудников и выпускников самым непосредственным образом, отразилась большая отечественная история на рубеже двух тысячелетий*.

«Высокоопытный машиностроитель Федоров»

26 июля 2008 года исполнилось 100 лет со дня рождения Бориса Федоровича Федорова, одного из первых профессоров ИМИ, основателя трех старейших кафедр вуза и создателя научной школы по технологии сборки машин. «Высокоопытный машиностроитель Федоров», как назвал его один из коллег...

Борис Федорович Федоров родился 26 июля 1908 в Санкт-Петербурге, в семье токаря Путиловского завода. В 1916 году, когда Европа была охвачена пожаром Первой мировой войны семья Федоровых перебралась на Урал и поселилась в 100 км от Перми, в маленькой Лысьве, которая и городом-то стала только десять лет спустя. Жила и гордилась тогда Лысьва прудом, железнодорожной станцией и старинным металлургическим заводом промышленников Шуваловых: образцы заводской продукции с шуваловским гербом — единорогом, брали призы на парижских выставках, а лысьвенским железом (по сей день!) крыты купола собора Парижской Богоматери и Британского парламента... На организованном в уральском городке новом производстве отец трудился на должности старшего мастера.

Борису исполнилось 8 лет, когда отец умер от туберкулеза, и около трех лет мальчишке пришлось жить в детском доме, пока его не забрала в семью старшая сестра. Однако, способный подросток оказался от природы с характером: закончил Лысьвенскую девятилетку с отличием, получил квалификацию учителя и школьную характеристику «имеет склонность к физико-математическим наукам и данные для педагогической работы». И неслучайно, видимо, одноклассники Бориса ещё в школе звали его между собой «профессором» ...

В 1927 он поступает в Кунгурский механический техникум, где, между прочим, выдержал немалый конкурс: на 30 вакансий претендовали 120 человек. В техникуме была достойная подготовка: учили модельному делу, формовке, заливке металла, осваивали работу на токарных, фрезерных, строгальных станках. На старших курсах приобретали навык в нормировании работ, дублировали начальника мастерских.

В период учёбы в техникуме Борис познакомился с симпатичной Марусей Казанцевой. Ухаживание длилось недолго: в мае 1929 года молодожёны зарегистрировались. В эти годы коснулась молодой семьи и черная волна репрессий 30-х годов. У Бориса дед до революции владел мельницей- его в 1937 году исключили из партии за то, что в анкете об этом факте он не сообщил. Самого Бориса в те годы не тронули, а вот к Марусе «прицепились»: её отец в годы официально разрешённого НЭПа содержал обувной магазин. Борису так прямо и сказали в «инстанциях»: «Не подашь на развод с ней — не получишь и сам диплома!» Молодожёны, однако, не сдались: их взаимные чувства оказались сильнее угроз и страхов. Они уехали из Кунгура, некоторое время так и жили врозь, по разным городам, чтобы не привлекать к себе внимание. Дипломы об окончании техникума оба получить всё-таки сумели, и с новенькими «корочками» Борис по распределению отправился работать на турбинный завод в Курган.

Молодого техника-механика назначили на должность зам начальника цеха, он принимал участие в организации производства водяных турбин для рек Урала и Сибири. Именно здесь была одержана первая техническая победа молодого специалиста: ему удалось собрать изобретательскую бригаду, которая разработала приспособления для производства запасных поршней для импортных тракторов «Фордзон».

Однако, остаться в этом городе, видимо, была не судьба. На одном из совещаний директор завода обрушил на заводского технолога поток брани и оскорблений. Борис активно вступился за коллегу, которого хорошо знал, как опытного специалиста и порядочного человека, чем вызвал новую волну гнева директора.

— А тебе, парень, здесь делать нечего, мы без строптивых обойдёмся! — пригрозил директор.

Борис тоже не сдержался, вспылил, немедля взял расчёт и через неделю уехал в Свердловск, где шло масштабное промышленное строительство.

В 1932 году Федоров впервые пришел на «Уралмаш». Завод-гигант был флагманом советской индустриализации, по Максиму Горькому, «отцом заводов и фабрик»: доменное, прокатное, агломерационное, кузнечно-прессовое оборудование, экскаваторы, дробилки, мельницы, машины непрерывного литья заготовок. На «Уралмаше» Федоров проработал 22 года, пройдя путь от старшего механика термического цеха до заместителя главного технолога.

Работая на Уралмаше, Борис Федорович участвовал в подготовке завода к пуску, в освоении и выпуске первых уникальных машин: прокатные станы для «Амурстали», «Запорожстали», Кузнецка, Нижнего Тагила, «Магнитки», горно-обогатительное оборудование для «Балхаша», цементные печи для гигантского завода «Октябрь» в Новороссийске, оборудование для «Североникеля» в Норильске.

Здесь, без отрыва от производства, он в 1937 году закончил Уральский политехнический институт, зарекомендовал себя, как написал в характеристике Федорова замдиректора завода: "квалифицированным и способным инженером, склонным проявлять инициативу и настойчивость" в работе". А в тяжкие военные годы "Уралмаш" стал его фронтом.

Во время войны «Уралмаш» стал еще больше, приняв в свой состав несколько эвакуированных предприятий из Брянска, Сталинграда, Харькова, Ижорский завод из блокадного Ленинграда. Теперь вместо прокатных станов и доменных печей стране нужны были танки и артиллерия: 5,5 тысячи танков (знаменитых Т-34 — и самоходных артиллерийских установок), 30 тысяч танковых и полевых артиллерийских орудий фронт получил от «Уралмаша».

По решению ГКО Уралмаш за три месяца сконструировал и подготовил к производству самоходную установку САУ-122. В начале января 1943 г. первые двадцать пять САУ-122 были направлены под Москву для передачи экипажам. С машинами отбыла и группа уралмашевцев, в составе которой был и Борис Федорович. Несколько дней проходило знакомство экипажей с машинами — и сразу в бой под Вязьму. Опыт первых самоходных машин позволил вскоре создать новые САУ-85, САУ-100. Уралмаш стал родиной самоходной артиллерии, а СУ-100 признана лучшей самоходкой Второй мировой... А были еще снаряды для катюш, лопасти для винтов самолета, танки «КВ».

В 1942 году Федоров, как и 200 его коллег-уралмашевцев, подал заявление в добровольческий танковый корпус, который формировали заводы Перми, Свердловска и Челябинска. Но попасть с танковым корпусом на огненную Орловско-Курскую дугу Федорову не пришлось... Парторг ЦК ВКП(б) М. Л. Медведев так и сказал: «Я лично думаю, что здесь вы навоюете больше», а директор завода Б. Г. Музруков его поддержал "Мы не можем вас отпустить на фронт.... Просим использовать ваш патриотизм для ускорения выпуска танков«. И Борис Федорович остался делать танки и самоходки...

Работали сутками... В апреле 1942 года на Уралмаше началось изготовление бронекорпусов и башен танка Т-34, с июля — производство уже всего танка, серийный выпуск — с сентября: Борис Федорович потом хранил комбинезон, в котором работал на сборке и испытании первого Т-34. А С августа 1943 предприятие стало еще и основным по выпуску САУ на базе Т-34.

Многие годы спустя на «Уралмаше» в память тех событий сделали пластмассовые модели Т-34 — с вращающейся башней, совсем как настоящие. Такую модель Федоров потом привез в Ижевск. Более полувека она хранилась в семье Федоровых, а теперь "поселилась" в Челябинске, у одного из правнуков Бориса Федоровича.

После войны «Уралмаш» переходил на выпуск мирной продукции- буровые установки, шагающие экскаваторы, мощные гидравлические прессы. Уже в 1946 году Федорова по заданию правительства командируют в Баку и Грозный налаживать производство буровых установок, которые потом поставлялись даже в США.

Но производственника, опытнейшего инженера-практика не может не привлекать теория, и Федорова тоже манила наука: в 1953 году он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Исследование методов распрессовки деталей без повреждения сопрягаемых поверхностей». Сыграла свою роль и маленькая заметка в свердловской газете «Уральский рабочий»: «Ижевскому механическому институту требуется заведующий кафедрой станков. Объявлен конкурс на замещение этой должности». Раздумывали семьёй недолго.

С тех пор жизнь его навсегда была связана с Ижевском: здесь выросли трое его сыновей (старший стал врачом, средний — журналистом, младший — завкафедрой в ИжГТУ), здесь была работа — ставший родным Ижевский механический...

5 июля 1954 года Борис Федорович впервые приехал в город, встретился с ректором Остроумовым и по его собственным словам "обрадовался, что институт совсем новый, а через некоторое время появится возможность возглавить кафедру технологии машиностроения" Многое в институте и ему было вновь, и пригодились, конечно, не только профессиональный опыт, но и знание, и понимание людей.

Федоров привлекал в вуз заводчан для чтения лекций, для ведения курсовых проектов, «уговорил» даже главного конструктора Ижмаша А. А. Модзелевского. На вновь созданной кафедре курс теоретической механики вел доцент А. А. Юркин, работали преподаватели С. А. Нагорных, А. Н. Додаев, на вечернем отделении начался курс "Металлорежущие станки", который читал пришедший с завода станочник П.П. Широбоко.

В «Механе» Борис Федорович стал организатором целых трех кафедр: «ТММ и теоретическая механика», "Металлорежущие станки и инструменты", "Технология машиностроения". В 1960 году Федоров станет профессором, и, что бывает не так уж часто в науке, 10 его учеников (из 27 кандидатов наук!) в свое время тоже станут профессорами, в том числе, — будущий ректор ИМИ и первый доктор среди питомцев кафедры — Иван Васильевич Абрамов.

В 1966 году Кафедра «Теоретической механики, теории машин и механизмов», благодаря Федорову, стала инициатором несколько неожиданной для коллег интенсификации учебного процесса.. Профессор выступил перед коллегами-преподавателями с докладом о, казалось бы, мелких, бытовых проблемах высшей школы: сколько от драгоценного времени лекции уходит на вычерчивание схем и чертежей на доске, хорош ли мел, мокра ли тряпка, каково само состояние аудиторий — вентиляция, освещенность, есть ли в них новая целесообразная мебель, есть специализированное оформление каждой аудитории, да, в конце концов, где у нас маленький микрофон на лацкане лектора, как давно уже у тех же японцев?

Кстати, именно профессор Федоров первый в ИМИ устроил на лекции показ слайдов. Без сложных чертежей в курсе технологии машиностроения никак не обойтись, но сколько времени нужно для их вычерчивания на доске — и он решил попробовать. Сделал слайды с помощью А. Шкляева, им даже удалось достать позитивную пленку, состоялась премьера и — без этой «мелочи» лекции уже не обходились. Сначала слайды на лекциях показывал учебный мастер, потом завели указку, которая сама выключала свет в аудитории и переводила кадры... Кстати, фотографией и видеотехникой Федоров и сам увлекался долгие годы: хорошо снимал, была у него и своя кинокамера.

Научно-литературная деятельность молодого института также начиналась с первых его профессоров — Азбелева, Воробьева и, конечно, Федорова. В 1956 году вышли две его книги "Механизация слесарно-сборочных работ" и "Технология изготовления буровых установок", и он тогда же организует выпуск сборника статей ученых института в Урало-Сибирском отделении издательства "Машгиз" в Свердловске. 17 лет он оставался бессменным научным руководителем при Уралосибирском отделении «Машгиза» при издательстве "Машиностроение" г. Москва, 10 лет — членом ученого совета Пермского политеха по присуждению степени кандидата техн. наук.

У самого Федорова, по подсчетам коллег, в России вышло 160 научных работ (26 книг), в том числе, изданные в Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Китае; он автор 11 изобретений связанных с совершенствованием сборочных работ... В 70-х, когда страна уже не была такой безоговорочно закрытой для учёного люда, Федоров побывал на международном симпозиуме «Модернизация технологии сборки машин» в Будапеште. От СССР на симпозиум тогда попало всего четыре человека (на 400 делегатов из 8 стран!); а доклад Федорова чрезвычайно заинтересовал представителей фирмы ШКОДА.

Борис Федорович (или как звали его на кафедре "БФ-1″) был человеком очень демократичным, по словам студентов и близких "без всякой злопамятности или мстительности, вспыльчивым, но необыкновенно отходчивым". Однако, и требовательности профессору было не занимать (заводская выучка!), в особенности, когда речь шла о делах профессиональных.

Так случилось, что жизнь Бориса Федоровича была поровну отдана и заводам, и науке: 27 лет — заводской стаж, 28 лет — в Ижевском механическом... В 1984 году Федоров вышел на пенсию, но остался в родном ИМИ профессором-консультантом.

Не стало Бориса Федоровича Федорова в 2001 году. Но дела инженера и ученого Федорова и сейчас служат людям по всей огромной стране: прокатные станы Амурстали, Кузнецка, Н. Тагила и Магнитки, горно-обогатительное оборудование Балхаша, цементные печи в Новороссийске, оборудование «Североникеля», опоры Крымского моста в г. Москве, тюбинги многих станций столичного метро, затворы шлюзов на Волге. Б. Ф. Федоров разработал теоретические основы сборки в тяжелом машиностроении, предложил новые методы сборки деталей машин: гидропрессовую сборку, сборку с применением пластмассовых компенсаторов и др. По всей стране работали и работают тысячи его учеников, с достоинством называющих себя российскими инженерами.

Трудовая и общественная деятельность профессора Б.Ф. Федорова отмечена семнадцатью правительственными наградами. За создание и организацию выпуска танков и артиллерийских самоходных установок он награжден орденом Отечественной войны II степени, орденом знак Почета, золотой медалью ВДНХ, являлся, медалью «За доблестный труд в ВОВ», медалью "За победу над Германией". Заслуженный деятель науки и техники УАССР, отличник танковой промышленности, занесен в книгу Почета ИМИ (ИжГТУ), почетный член НТО МАШПРОМ.

В 2012 году в 4 корпусе ИжГТУ была торжественно открыта отремонтированная при спонсорстве партнера факультета и вуза ОАО «Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг» именная аудитория № 210 — имени одного из основателей факультета — Федорова Бориса Федоровича.

На фотографии: Федоров Борис Федорович

*В рубрике использованы материалы печатных и интернет-СМИ, «Живой книги ИжГТУ», архивы технического университета и Управления по связям с общественностью ИжГТУ имени М.Т. Калашникова

Дата: 29.12.2021