«Механ»: непридуманные истории. «Глыба»

22 февраля 2022 года ижевскому «Механу», сегодня — ИжГТУ имени М.Т. Калашникова, исполнится 70 лет. Официальная история ИМИ-ИжГТУ достаточно хорошо известна: написаны о ней книги и замечательные мемуары, есть в университете документальный архив, большие собрания музейных экспонатов, фотографий и фильмов.

Но 70 лет — это целых 25 567дней! А в каждом из них — великое множество действующих лиц и самых разных событий, из которых и складывалась одна общая судьба, большая жизнь университета. Рассказать обо всех ее героях и обо всем, что было — просто невозможно, но зато можно вспомнить отдельные, известные или всеми забытые, счастливые, удивительные или драматичные истории, в которых, как в капле воды, отразилась вся полноводная река времени*.

«Глыба»

Среди первого корпуса преподавателей ИМИ, наверное, каждого с полным правом можно называть отцом-основателем «Механа». При этом не так уж много мы знаем и помним о них, заложивших самый фундамент нашего храма науки. Кроме неумолимого времени и обыкновенного нелюбопытства, есть тому и другие причины: и исторические потрясения, которые переживала вся страна, и то, что многие из первых преподавателей ИМИ были приезжими, секретность самого вуза и города, и — даже настоящие, тщательно сохраняемые тайны той или иной биографии. Так, потомственный дворянин, наполовину француз и первый ректор ИМИ В. П. Остроумов никому этих личных подробностей о себе не сообщал...

И в биографии нашего сегодняшнего героя — Ивана Максимовича Баранова тайн тоже хватает. «Красный профессор» закалки сталинского поколения, первый завкафедрой марксизма-ленинизма в Ижевском механическом институте по прозвищу «Глыба». Именно так его в своих воспоминаниях и называли студенты первых поколений, которым он читал историю Коммунистической партии Советского Союза (КПСС). И, говорят, звали его так не только за внушительную фигуру.

Баранов Иван Максимович родился в 1903 г. в селе Большие Пады Знаменского района Тамбовской области в семье крестьянина-середняка. У Барановых (а в семье восемь душ!) были лошадь, корова и десятина — чуть больше гектара — земли. Десятина даже тамбовско-воронежских чернозёмов столько ртов прокормить не могла, поэтому отец семейства вынужден был наниматься на работу к окрестным помещикам.

Ваня Баранов с шести лет помогал отцу по хозяйству. «Запрягать лошадь и ездить верхом говорил Иван Максимович, — я умел, кажется, с рождения».

До одиннадцати лет бегал в Больше-Падынскую начальную школу, а с 1914 года — отправился в подмастерья в известные тамбовские пекарни и булочные Эктова — Семёнова, благо, Тамбов-то в 20 километрах...

В 1917 году военные заводы, в том числе и Тамбовский пороховой, набирали новых рабочих. Отчаявшись прокормиться на земле, крестьянин Максим Баранов подался в рабочий класс, а в начале 17-го года, за считанные дни до Февральской революции, на этот же завод поступил и Иван. Поначалу работал грузчиком, потом учеником слесаря.

Молодая Советская республика нуждалась в собственных профессиональных и идеологически подкованных кадрах, поэтому в 1920 году при заводе была организована профессионально-техническая школа, в которую Иван Баранов сразу же поступил. Годом позже он вступает в Российский Коммунистический союз молодёжи, а в 1923-м, к окончанию профтехшколы, он уже кандидат в члены партии. Решением губернского комитета РКСМ комсомолец Иван Баранов был направлен в Москву — продолжать учёбу в Лесотехническом институте.

В середине 20-х годов произошло слияние Московского и Ленинградского лесотехнических институтов. Была образована Лесотехническая академия имени С.М.Кирова в Ленинграде, и студенты, начавшие учиться в Москве, дипломы получали уже в северной столице.

Незадолго до окончания вуза Иван Баранов, без пяти минут инженер-лесотехник, был мобилизован на заготовку леса в Волховский район. Сначала как заведующий лесозаготовительным участком, потом — как инспектор треста «Севзаплес». Оставшиеся экзамены в академии сдавал в свободное время: днём — работа «на лесоповале», вечером — учёба во Всесоюзном Коммунистическом университете имени товарища Сталина.

Как написано в удостоверении, выданном в 1932 году, И.М. Баранов окончил курс партотделения «вполне удовлетворительно». По просьбе выпускника он был направлен для дальнейшей учёбы в институт красной профессуры — вуз, готовивший преподавателей общественных наук и кадры для партийных и государственных учреждений. К этому времени Баранов уже заведовал лесобумажной группой и состоял в областной контрольной комиссии ленинградского Рабкрина — рабоче-крестьянской инспекции.

Историко-партийное отделение института красной профессуры он окончил через четыре года, полтора из которых работал директором курсов советского строительства и права при Ленинградском отделении института ССиП Академии наук СССР. И новоиспечённого красного профессора тут же направляют для работы в Сталинабад (нынешний Душанбе) — столицу Таджикской ССР.

В Сталинабадском пединституте Иван Баранов работает преподавателем и заведующим кафедрой истории партии. Одновременно он занимает должность заместителя завотделом школ и науки ЦК ВКП(б) Таджикской ССР, а впоследствии и сам возглавляет этот отдел.

В 1938 году ВАК Министерства высшего образования СССР утверждает его в учёном звании доцента по кафедре марксизма-ленинизма. В течение двух лет Баранов является членом пленума городского комитета партии.

К 1939 году у него всерьёз пошатнулось здоровье, и ЦК дал ему разрешение вернуться в Ленинград. До самой войны Баранов работал секретарём Василеостровского райкома ВКП(б) и вплоть до 1947 года- был депутатом Ленинградского горисполкома. Лично знал и работал с такими видными дея­телям партии и государства, как СМ. Киров, А.Н. Куз­нецов, П.С. Попков, П.Г. Лазутин, Я.Ф. Капустин...

Всю блокаду — в Ленинграде, один из руководителей обкома! Из анкеты И. М. Баранова: «В боях не участвовал, в плену не был, на оккупированной территории не находился». До 1943 года был секретарём обкома ВКП(б) по лесной промышленности. Затем — начальником отдела общего надзора прокуратуры Ленинграда, которая несмотря на блокаду, продолжала функционировать до 1946 года. «Работая в этой должнос­ти, — вспоминал Иван Максимович, — повидал многое. Приходилось защищать невиновных и бескомпромиссно бороться с различного рода нечистыми на руку спе­кулянтами, ворами, взяточниками, которые в это тяже­лейшее время стремились нажиться за счет государства.»

О своих военных годах он всегда говорил крайне скупо: руководил строительством отдельных оборонительных сооружений, в начале войны выполнял некоторые задания штаба партизанского движения Ленинградской области... Какие задания? Государственная тайна!

Кое-что, однако, могут сказать его награды: 1943 год — орден «Красной Звезды» «за успешное строительство оборонительных сооружений» и медаль «За оборону Ленинграда»; 1945 год — медали «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», много лет спустя — персональная пенсия союзного значения... Весной 1946 года Иван Максимович Баранов, хорошо владеющий немецким языком (!) и изучавший в своё время в лесотехнической академии бухгалтерское дело, получает новое назначение. Это его первая и единственная заграничная командировка — в Хельсинки, где ему несколько месяцев предстоит работать начальником управления по приёму активов немецкой группировки войск в Финляндии. По условиям капитуляции эти активы переходили к победителям, работы было очень много,

Мирный договор между Финляндией и Советским Союзом будет подписан в начале 1948 года, но управление, возглавляемое Иваном Барановым, к этому времени уже закончит свою работу, и он вернётся на родину. Именно в это время покатилась волна репрессий в Ленинградской партийной организации — так называемое «Ленинградское дело» и известно, что в Хабаровск, по совету товарищей, Иван Максимович полетел прямо из Хельсинки, благо, было решение ЦК ВКП(б) от января 1947 г. «Судьба отнеслась ко мне благосклонно, — вспоминал Иван Максимович. — Во время работы в Хабаровске ленинградскую партийную орга­низацию постигла „дикая чистка.“

Многие мои товарищи были репрессированы и расстреляны». Поскольку основные массивы документов по этому «делу» до сих пор недоступны для изучения, находятся на закрытом хранении в различных архивах, партийных и ведомственных, то полноценного научного исследования причин и хода «ленинградского дела» до сих пор не сделано. Но именно ради «ленинградцев» в СССР вновь вводится смертная казнь, отмененная в 1947 году Указом Президиума Верховного Совета СССР, в 1949–1952 гг. только в Ленинграде и области было освобождено от работы, исключены из ВКП(б) свыше 2 тысяч человек...

И. М. Баранов с 1947 по 1949 гг. трудился на партийных и хозяйственных должностях Хабаровского края: заведует отделом школ краевого комитета ВКП(б), а год спустя становится членом пленума крайкома и заместителем председателя крайисполкома. Ещё через год — председателем краевого Совета профсоюзов. В 1949 году следуют новые кадровые перетасовки: в сентябре 1949 г. ВАК утвердила И.М. Баранова в ученом звании доцента кафедры марксизма-ленинизма в Государственном учительском институте городка Сураж, что в Брянской области, он состоит в партбюро института, читает теоретический курс и руководит семинарами партийного актива....

Меньше, чем за год до конца сталинской эпохи, Иван Максимович был утверждён на должность и.о. закафедрой марксизма-ленинизма нового Ижевского механического института.

Кстати, напомним, что партизанские отряды, сформированные в Удмуртии — как раз и отправлялись во время войны под Ленинград. По просьбе Ленинградского штаба партизанского движения с разницей в один год у нас было сформировано 2 партизанских отряда — в августе 1942 и в августе 1943 гг... При оперативной группе Ленинградского штаба партизанского движения на Северо-Западном фронте существовала школа партизанских кадров, где в течение месяца партизаны проходили боевую подготовку.

Первый отряд, в основном рабочие Ижмаша, вошел в отряд Баранкова, имевший в составе 93 человек, 63 винтовки, 30 автоматов и рацию. 8 октября 1942 г. отряд пешим порядком был переправлен через линию фронта в районе южнее деревни Соколье для пополнения 1-й партизанской бригады. В декабре 1942 г. связь с отрядом была прервана, его фактическая дислокация неизвестна... О судьбах его бойцов известно крайне мало, по сохранившимся документам выживших было 6 человек...

Второй, комсомольско-молодежный отряд в ночь на 15 октября 1943 г. был заброшен в тыл противника и вошел в состав 11-й Волховской партизанской бригады. Уже там, на оккупированной территории, проводя комсомольское собрание, было решено назвать отряд именем Комсомола Удмуртии. В ночь на 4 февраля 1944 г. в деревне Хабалинка отряд подвергся нападению со стороны полка эсэсовцев, в неравном бою погибла половина личного состава отряда. После полного снятия блокады города на Неве партизанский отряд был расформирован. Многие из оставшихся в живых комсомольцев продолжили войну в составе частей регулярной армии.

Именно И. М. Баранов в эти годы «... выполнял некоторые задания штаба партизанского движения Ленинградской области...».

Для дотошных историков оставим и такое любопытное свидетельство тех лет. В Псковском музее — заповеднике хранятся воспоминания В. А. Акатова — ветерана Великой Отечественной войны, участника подпольного и партизанского движения на Псковщине «Первые дни Великой Отечественной войны в Пскове». В этих записках в самых боевых, полевых условиях упоминается и наш Иван Максимович Баранов, как представитель Ленинградского ОК ВКП (б) и непосредственный организатор партизанского движения:

«15 июля В Гдове в распоряжении секретаря обкома Баранова.23 Гущин съездил в Ленинград и был у т. Жданова.24 События этого дня: — испытание бутылок с керосином; — эвакуация Гдова; — допрос танкистов, захваченных у Чернево;25 — обед у Сажина в типографии; — уничтожение магазина с водкой; — прибыли батальоны (даже два) ленинградского ополчения; — сформирован отряд матросов Чудской флотилии;26 — Печатников27, как и Пушков, создают базы в лесу. Печатников был в Ленинграде (видимо, 12–15 июля); — Во второй половине дня бой на дороге Чернево — Добручи, у каменного моста. У д. Луг погиб секретарь Середкинского РК Рыбаков В. И. Басклеев 28 ранен в ногу. 16 июля В Добручах Баранов сказал: „Следуйте за мной“. Со Сланцев поехали на Нарву. Баранова не догнали. Вернулись в Сланцы. Дорогу на Нарву заняли войска. На Кингисепп поехали лесом и приехали к фабрике „Красный партизан“. Ночевали в райкоме...»

Но перенесемся вновь в 50-е годы...

Как и во многих других вузах, кафедра марксизма- ленинизма ИМИ была ликвидирована в 1991 году. Сегодняшние студенты о ней и не слыхали, и даже не представляют себе роли партийного бюро во всей жизни любого советского вуза. А независимо от профиля, роль эта была ключевой. Тем паче, партийный контроль и руководство были важны для ИМИ, который создавался как кузница кадров государственного значения — для оборонки. От партбюро в вузе зависели подбор и расстановка кадров, система научной и учебной работы, контакты с предприятиями, на которых имелись свои парторганизации, а также с руководством города и республики — и так до сугубо хозяйственных задач.

Согласно характеристике, предоставленной в Московский пединститут имени В.И.Ленина на предмет прикрепления Баранова для защиты диссертации, было сказано, что кандидат «провёл блестящую организационную работу, способствующую созданию нового института и сплочению его коллектива... Руководя кафедрой, т. Баранов правильно организовал её работу; чтение лекций и руководство семинарскими занятиями ведёт на достаточно высоком идейно-политическом уровне и предъявляет необходимую требовательность к членам кафедры и студентам». В мае 1953-го Иван Максимович Баранов из «и.о.» становится завкафедрой истории КПСС, через полгода ему объявляется благодарность по институту «за плодотворную работу по организации института и обеспечение высокого уровня учебной работы».

Как вспоминали ветераны ИМИ-ИжГТУ В.В. Пузанов, Л.А. Пантюхин и И.К. Пичугин, Ивана Максимовича в партийной деятельности отличали четкость поставленных им задач, оперативность, требовательность и, в то же время, человечность.

Ничего человеческое, видимо, ему и не было чуждо, всякое бывало. Так, 20 октября 1955 года «за непартийное поведение, выразившееся в появлении в нетрезвом виде в служебном помещении, оскорблении должностных лиц и недостойном поведении в семье», Азинским райкомом КПСС города Ижевска Ивану Баранову был объявлен строгий выговор. Впоследствии выговор был снят, но пост секретаря партбюро ИМИ Иван Максимович покинул и больше на него не возвратился.

В 1956 году он был освобождён и от должности завкафедрой для прохождения пятимесячных курсов в Институте повышения квалификации преподавателей общественных наук при МГУ. За время этих курсов Иван Баранов представил теоретический доклад «Ленинский план строительства социализма и коммунизма и его международное значение», а также и текст учебной лекции «Мероприятия партии по дальнейшему развитию тяжёлой промышленности» Помимо этого, Иван Максимович был председателем месткома ИМИ и продолжал преподавать историю партии на кафедре, получившей новое название: «История КПСС, диалектического и исторического материализма». Иван Максимович Баранов скончался 14 ноября 1972 года.

По представлению партбюро и месткома профсоюза Иван Баранов был занесён в Книгу почёта и на Доску почёта ИМИ. И здесь слово «почет» — именно от слова «честь», и — не только за долгие годы работы... Судите сами: одна из последних страничек его личного дела — заявление на имя ректора. Иван Максимович просит в связи с установлением ему персональной пенсии союзного значения перевести его с полной ставки преподавателя кафедры на половинную. Никакой объективной необходимости в таком переводе не было- просто дело совести старого коммуниста, который брать лишнее у государства не мог...Сейчас такой поступок, пожалуй, и не все поймут...

На фотографии: Иван Максимович Баранов

*В рубрике использованы материалы печатных и интернет-СМИ, «Живой книги ИжГТУ», архивы технического университета и Управления по связям с общественностью ИжГТУ имени М.Т. Калашникова

Дата: 17.11.2021